Мое состояние получило название "Постпортугальский синдром".
Спать легла в 6. Встала в 9. Хожу пешком. От тотального недосыпа -
в голове вертолеты. На губах - дурацкая улыбка. По-моему окружающие скоро начнут считать меня сумасшедшей. На работе началась рутина. Отпуск окончательно и бесповоротно закончился. ..

Воспоминание первое. "Дорога на Лиссабон".

Итак, "Дорога на Лиссабон". Воспоминание полное ужаса, адреналина, восхищения, изумления, невозможности поверить в происходящее, вобщем миллиона чувств, сменяющих друг друга с непостижимой скоростью на протяжении нашего самого первого, такого долгого и одновременно короткого пути. Это воспоминание, наполненное запахами и вкусами. Правда. Знаешь, оно соленое. Потому что жарко, страшно, губы сухие, а ладошки, наоборот - мокрые и намертво вцепились в руль. Пахнет незнакомым автомобилем, раскаленной дорогой, солнцем, какими-то странными цветами и выгоревшей травой вдоль обочин. А цветом оно - охрянно-желтое. Того обалденного цвета, который я потом часто встречала в Португалии, и не переставла удивляться его красоте. Как будто разбавленная оранжевым заходящим солнцем и оливковой зеленью деревьев желтизна, становится мягче у тебя на глазах, приобретая оттенки золота, меди и бронзы одновременно. (Только осознание этого приходит гораздо позже, где-то в середине нашего путешествия. Всплывает как дежавю, на пути из пещер, когда понимаешь, что уже видел все это. И становится ужасно радостно и легко, когда вспоминаешь где. Потому что к тому времени казалось, что пропустила все, не заметила, не почуствовала. Что-то важное прошло мимо. Оказывается нет.).
Страх потихоньку отпускает. легче дышится и можно смотреть по сторонам. Чтобы перевести дух решаем остановиться у первой area de serviso. Первым делом конечно писаем)))). Потом покупаем воды, чипсов для меня и сендвич для Юльки и садимся на лавочку под навес. И все. Я пропала. Осознание того, что это любовь с первого взгляда, перехватывает дыхание. Я дышать не могу от этой любви - к дороге, к солнцу, к этой заправке и к этим лавочкам и навесам! И понимаю, что больше никогда в моей жизни не будет других путешествий - без дорог, заправок и сендвичей. Я хочу теперь только такие, а в этой стране - особенно. (Знаешь, Португалия открыла мне меня. Другую. О существовании которой я догадывалась, но никак не могла вытащить ее из кокона правил, условностей, опасений и сомнений. Наверное еще и за это я так люблю эту страну и так благодарна тебе, выкинувшему нас из лодки и отрезавшему все пути к отступлению на развилке Портимао-Лиссабон)
И случается странная штука. Я как будто вижу нас со стороны. Как в кино. Откуда то сверху и немного сбоку. Камера то наезжает, то удаляется. Крупные планы сменяют общие. Время замедляется. Так бывает после наркоза, когда приходишь в себя. Завораживающее состояние. Немного страшно от сознания того, что сходишь с ума, но так необычно, что хочется продлить это ощущение и запомнить каждую деталь. Эта картинка навсегда отпечаталась у меня в голове, в сердце, где то в районе солнечного сплетения, как на атракционах в детстве. Это было похоже на вестерн. Старый американский вестерн с зачаровывающей музыкой Мориконе. Клянусь, я реально ее слышала. Такие характерные скрипично-струнные звуки его вступлений, дополненные стрекотанием цикад. Воздух разогрет, а в нем плывут, слегка искажаясь, синее-синее небо с прозрачно-белыми облаками, шоссе, дальнобойная машина, поъезжающая к заправке, деревянные столбы нашего навеса, желтая трава и графитово-серый асфальт. Это была потрясающая картинка. Мне, для того чтобы окончательно сойти с ума от переполнявших меня чувств и нереальности происходящего, не хватало только крупного плана какой-нибудь пустынной ящерицы или варана, чтобы в это просто даже нельзя было поверить. Только осознание того, что все настолько ярко, что уже становится опасным для моего психического состояния, достаю камеру и делаю снимок. Как будто этот кадр сможет снять чась колоссального внутреннего напряжения и невозможность выразить чувства и эмоции. Как будто он сделает это за меня. И это, как ни странно, срабатывет. Можно сделать первый вдох. Он горячий и немного пыльный, но уже реальный и снимающий оцепенение с души. Когда через две недели в Москве, я открыла эту картинку на компьютере, я пропала снова... Она теперь - одна из самых любимых. Сгусток миллиона эмоций, чувств, фантазий и реальностей! Наверное никто, кроме меня этого не почувствует. Даже наверняка. Для одних это будет просто глупая картинка, для других - чем-то интересная фотка - то ли цветом, то ли композицей. А я просто переживаю все заново и мне больно, оттого что это больше никогда не повторится, и как-то сладко-щемяще от того, что все это все таки БЫЛО!

Извлечено из личных архивов и с риском для жизни
«отдано на поругание» всемирной аудитории.

Список статей

   

Скачать файл описания